Мнение: «Дом не должен быть жильем для пандемий»

Испанский историк и архитектурный критик ставит под сомнение тезис о том, что интерьеры и города радикально изменятся с окончанием карантина. Ведь все, что нам нужно, у нас давно есть.
Пандемия коронавируса привела не только к тяжелым последствиям для здоровья жителей и экономики многих стран. Она усадила нас всех по домам и породила всевозможные апокалиптические прогнозы, как изменится наша жизнь, города и сами дома.
Город не умрет
Кажется само собой разумеющимся, что наши дома сильно изменятся после этой встряски. Например, некоторые исследователи и архитекторы даже ставят под сомнение будущее городов. Дескать, плотность мегаполисов стала одним из факторов ускорения передачи инфекции. А загородная недвижимость — мечтой и спасением для немногих счастливчиков.

Но стоит ли всерьез говорить о массовом исходе населения из городов? — Лично я сомневаюсь. Скорее всего, город останется горизонтом социальной жизни и после пандемии: европейские города процветали в тяжелых с точки зрения эпидемий XIII и XIV веках. Вряд ли что-то изменится в XXI веке.

Не новая, но дополненная реальность
Большинство предполагаемых изменений в интерьерах, связанных с пандемией, — тенденции, которые развиваются не первый год. Еще двадцать лет назад, в эпоху до Netflix, было модным представление о доме, как о «коконе». Домашние кинотеатры или пространство для домашнего офиса тоже появились не вчера. Я бы не стал связывать с ними переосмысление роли дома.

Шок от пандемии таков, что она породила ощущение: мы должны смириться с тем, чтобы жить в нынешних условиях вечно. Но это не так. Рано или поздно карантин и все связанные с ним ограничения закончатся. Другое дело, если следующая «чума» опять запрет нас дома. Чему мы научились, какие выводы уже сделали?

Давно необходимая ревизия
Вынужденная изоляция превратила наш дом в мультизадачное пространство. Но разве до этого наши дома не были многозадачными? Разве дом не был рабочим местом на протяжении веков по крайней мере для женской половины человечества?

Вопрос скорее состоит в другом: «заключение» и самоизоляция сработали как стресс-тест; они заставили провести своего рода ревизию собственного дома. И результаты этой ревизии требуют объективной оценки вне обстоятельств пандемии. Все ли нас устраивает в текущем интерьере? Все ли удобно? Не нужно ли что-то улучшить или изменить? Просто потому, что именно сейчас несовершенство стало заметным.

Новая гибкость
Архитекторы и дизайнеры десятилетиями предлагают клиентам пространства, которые быстро меняют свои функции. Вспомним хотя бы интерьеры Джо Коломбо из 1960-х. Основная идея таких пространств состоит в том, что они без труда могут приспосабливаться под разные задачи и функции.

Однако теперь слово «гибкость» приобрело другое значение. Многоцелевое пространство сегодня должно не только реагировать на временные изменения, но и быть «подготовленным» к одновременному использованию по разным назначениям. Теперь, когда все находятся дома, можем ли мы одновременно использовать пространство для детских игр и удаленной работы взрослых без помех? Внезапно гибкость стала пониматься не только как объединение разных по функциям зон, но и как возможность их своевременного и эффективного разделения.

Новые привычки
Домашний аудит явно реабилитировал служебные пространства. Балконы и террасы, часто служившие кладовками, открыли новые социальные и репрезентативные пространства дома. Мы обнаружили, что можно вернуться к привычке приветствовать друг друга, стоя или сидя на балконе.
Когда откроются кафе и бары, мы с радостью перейдем из онлайн-вечеринок в Zoom к реальным встречам с друзьями. Но ведь как здорово, что время пандемии подарило нам этот способ: поднять бокалы и поужинать онлайн вместе с друзьями и коллегами в Лондоне или Сиднее.

Я лишь хочу донести простую мысль: постпандемичный дом не должен быть домом для пандемий. Пусть он будет просто модернизированным домом с расширенными возможностями.

Ссылка на основную публикацию